Миллионеры без трущоб

 До списку всіх ЗМІ
Автор: Татьяна Кремень, «Корреспондент»
Додано: 23.03.09
Бразильский Сан-Пау­лу — настоящий рай для любителей тру­щобного туризма. Больше половины на­селения здесь живет за чертой бедности в фавелах — районах, застроенных лачугами и хибарками. Нищета, грязь, обор­ванные дети; пробки, чад на ули­цах и все шансы быть ограблен­ным в первой же подворотне.

Всего в 30 км от 11-миллионно­го мегаполиса можно увидеть со­вершенно противоположную кар­тину. Аккуратные зеленые лужай­ки, чистенькие улицы, красивые особняки, нарядные люди. Ника­кого шума и ни одного нищего — настоящий город будущего, как его изображают в утопиях. Всю эту благодать ограждает кирпичный двухметровый забор, сверху про­тянута проволока под электриче­ским током.

Это — коммуна Альфавилль, первый закрытый городок, по кон­цепции которого и были созданы подобные коммуны в Бразилии, Аргентине, Мексике, Китае и дру­гих странах, где особенно велика разница в доходах между богаты­ми и бедными.

К примеру, в Бразилии, кото­рую называют рекордсменом по социальному неравенству, раз­ница в доходах между богатыми и бедными оценивается в 58 раз. Для сравнения: в Великобрита­нии этот показатель составляет 14 раз, а в Японии — 4,5 раза. Кро­ме того, на богатых, доля которых в бразильском обществе составля­ет 20%, приходится 64% общего имущества страны, а бедным при­надлежит лишь 2%. Для острой криминогенной ситуации лучшей почвы не найти.

Поэтому у тех, кому есть, что терять, путь один — в зеленый, безопасный, тихий Альфавилль, полную противоположность бур­ному Сан-Паулу. "Концепт, кото­рый создал Альфавилль, стал об­разцом, моделью", — с гордостью заявляет Габриэла Прокопио, ди­ректор по маркетингу компании AlphaVille Urbanismo, которой принадлежит поселок.

Особняк или жизнь

Все началось в 1973 году, когда два бразильских инженера, Йоширо Такаока и Ренато де Альбукерке, купили 500 акров земли непода­леку от Сан-Паулу— чтобы устро­ить здесь бизнес-парк для эколо­гических видов промышленности. К тому времени Сан-Паулу уже на­чал бить рекорды по уровню пре­ступности, пробкам и другим го­родским болезням.

У местных толстосумов свое средство от этих недугов: каждые пять минут в окнах небоскребов города отражается взлетающий или идущий на посадку верто­лет — именно этот вид транспор­та предпочитают, спасаясь от про­бок и нищих, бразильские богачи. В итоге по количеству геликопте­ров бизнес-столица Бразилии ус­тупает лишь Нью-Йорку.

Однако средний класс, пере­двигающийся на автомобилях, от жизни в мегаполисе подустал. Пы­таясь решить эту проблему, инже­неры Такаока и Альбукерке предло­жили следующую идею: чтобы со­трудники бизнес-парка не тратили каждый день массу времени на до­рогу из города, им начали прода­вать в бизнес-парке землю — для застройки неподалеку от работы. Само собой, что при этом они ого­раживали поселок забором—дабы обезопаситься от возможного на­падения.

Идея оказалась настоль­ко удачной, что вскоре владель­цы Альфавилля открыли еще не­сколько подобных коммун в рай­оне. Сейчас компании AlphaVille Urbanismo принадлежит более де­сятка охраняемых коммун в рай­оне Сан-Паулу и еще несколько де­сятков около других бразильских городов, а также две коммуны в Португалии. Сегодня возле Сан-Паулу около 300 таких коммун—в них живет около 1 млн. человек.

Сам же Альфавилль представ­ляет собой поселок, состоящий из 33 охраняемых зон, объеди­ненных дорогами, — здесь живут 40 тыс. человек. Работают 11 школ и собственный университет. Дело­вой центр — это небольшой город с 2,5 тыс. предприятий и фирм, в ко­торых работают 150 тыс. человек. При желании территорию комму­ны можно не покидать годами — здесь есть торговые центры, супер­маркеты, магазины с DVD, салоны красоты.

"Огромное преимущество жиз­ни в Альфавилле — то, что в стра­не, где преступность обычна, ты чувствуешь себя в безопасности, — преподаватель английского Мария Лучия Кфури живет в коммуне уже 30 лет. — В Бразилии мы окруже­ны бедностью, но здесь есть иллю­зия, что мы в раю".

На территории коммуны дей­ствительно за всю ее историю случилось всего одно убийст­во — в 2008 году. Для сравнения: в 11-миллионном Сан-Паулу толь­ко за первые девять месяцев 2008 года было совершено 926 убийств. Кроме того, в городе неспокойно: не далее как в начале февраля в ме­стных трущобах, соседствующих с вполне респектабельными рай­онами, в очередной раз возникли крупные беспорядки. Перестрел­ку между враждующими бандами укрощали сотни полицейских при поддержке десятков броневиков и нескольких вертолетов.

Зато доступ на территорию коммуны строго регулируется. Въезд сюда — через охраняемые ворота. Вокруг — забор с прово­локой под напряжением. Чужаки должны зарегистрироваться у ох­раны, и проехать ворота они могут только в случае, если за них пору­чится житель городка, который их и пригласил.

Порядок в Альфавилле поддер­живается местными силами безо­пасности, существующими за счет регулярных выплат. Территорию патрулируют несколько десят­ков джипов с охранниками, кроме того, на улицах расставлены 32 ка­меры наблюдения.

За свою безопасность жильцы коммуны платят в зависимости от того, какую площадь занимают, — в среднем 8 за 100 кв. м. Это не­малая сумма для страны, где 1 тыс. реалов в месяц (порядка 300 дол ларов) — достойная зарплата.

Плюсы жизни за забором оче­видны: много места, зелени и дети могут гулять на улице допоздна. В Сан-Паулу школьники из небед­ных семей зачастую даже не могут выйти за ворота школы — велик риск, что их похитят ради выкупа.

Неудивительно, что жить в Альфавилле считается престиж­ным. Когда в июле 2008 года 197 участков в коммуне были выстав­лены на продажу, аукцион закон­чился через три часа. Цены в не­сколько сотен тысяч долларов ни­кого не отпугнули. В шикарном Чакара-Флоре — люксовом анало­ге Альфавилля — цены на особня­ки зашкаливали и за 1 млн.

Впрочем, в Бразилии сущест­вует масса коммун для класса по­беднее. "Социальный класс тут ни при чем. Вовсе не нужно быть бо­гатым или знаменитым, для того чтобы хотеть мира и тишины", — говорит Луис Эдуардо Камарго, президент ассоциации компаний, которые строят такие городки.

Альбукерке, родоначальник Альфавилля, с ним полностью со­гласен. Сейчас он разрабатывает концепцию Виллас-Альфы, коммуны для семей с меньшим дохо­дом — тех, кто зарабатывает в сред­нем 2,4 тыс. бразильских долларов в месяц (порядка 800). Стоимость жилья — около 13,8 тыс. Большая сумма для Бразилии, но за безопас­ность здесь готовы платить.

Чужим здесь не место

Пример Альфавилля подхватили во всем мире. Поселки с собственной инфраструктурой, огороженные от мира забором, появляются везде, где существует социальное расслое­ние и высокий уровень преступно­сти. Есть они в Мексике, Аргентине, Австралии, Китае, Болгарии, Афри­ке и России. Особую популярность закрытые коммуны приобретают в США— в частности после терак­тов 11 сентября 2001 года. Сейчас в этой стране в таких поселках живет 6% населения—здесь тихо, спокой­но и, главное, безопасно.

Субботнее утро, чистенькая улица из аккуратных двухэтажных особнячков, маленькие дети с кри­ками играют в бейсбол. Их роди­тели беседуют в шезлонгах на га­зоне у дома. На первый взгляд — обычный американский пригород в выходной день. Из идиллической сценки резко выбивается высо­ченный кирпичный забор, прохо­дящий за особнячками. Грубый, с клубками проволоки наверху, оче­видно, под напряжением. За забо­ром —пустыня. Ближайший город, Лос-Анджелес,—в 70 км отсюда.

Это — Каньон-Лейк, закры­тая частная коммуна, построен­ная в 1970-х годах и расцветшая в 1990-е. Почти 10 тыс. жителей, свои школы и торговый центр, въезд на территорию по пропускам, круглосуточная охрана. Жить здесь стоит не дороже, чем в апартамен­тах Лос-Анджелеса. Правда, нуж­но соблюдать дисциплину и не кра­сить дом в вызывающие цвета — но жильцы готовы на такие жертвы.

Дом в поселке за забором могут найти для себя люди с самым не­значительным доходом. Поселок Харперс-Ферри в предместье Но­вого Орлеана построен по образцу и подобию дорогих коммун — двух­метровая кирпичная стена, желез­ный забор, электронные ворота, круглосуточная охрана. Но живут здесь люди победнее.

Официантка Джина Рохас — мать-одиночка. За апартаменты с одной спальней в Харперс-Ферри она охотно платит 500 в месяц. Здесь ей куда спокойнее за двух­летнюю дочь Каролин: "Тут чисто, красиво, никаких чужих. И машин здесь меньше".

Рекламный слоган Харперс-Ферри давит на ностальгические чувства: "Ваши дети смогут играть на улицах — прямо как в старые времена".

Правда, по данным бюро ста­тистики Американского жилищ­ного обозрения, в таких городках куда охотнее селятся испаноязыч-ные американцы и белое населе­ние. Афроамериканцы подобный образ жизни не любят — заборы с проволокой их раздражают.

"Чересчур символично, — улы­бается чернокожий Эд Блейкли, со­автор книги «Америка в крепостях: закрытые коммуны в США» и декан Миланской школы в университе­те Нью-скул в Нью-Йорке. — Когда черный живет за воротами, и дру­гой черный приходит к нему в гос­ти, то первое, что он скажет, — "дру­жище, что вообще происходит?"

Блейкли вообще не слишком хорошо относится к подобным коммунам — считает их антисо­циальным явлением.

С ним солидарны многие экс­перты — социологи и архитекто­ры. "Создают островки стабиль­ности в морях упадка. Тревожная тенденция", — замечает Роберт Лэнг, директор института Метро­политен в Вирджинском техниче­ском университете.

Действительно, многие комму­ны представляют собой полностью закрытые сообщества, чьиучастни-ки совсем не общаются с внешним миром. Так, жителей аргентинских barrios privados общественность не­долюбливает — считают снобами, нуворишами. А обитатели южно­африканских деревень безопасно­сти и вовсе не намерены выходить за пределы своих коммун — слиш­ком уж велика разница в доходах с теми людьми, что живут извне.

Специалисты предрекают за­крытым коммунам скорые пробле­мы и обращают внимание: тот же Альфавилль стал заложником соб­ственного успеха — здесь появи­лись первые дорожные пробки, а наплыв желающих переехать на­столько велик, что на территории начали возводить высотки.

Скучающие в закрытом про­странстве подростки часто хули­ганят на улицах. К тому же Альфа­вилль с каждым годом привлекает все большее внимание бандитов, которые нередко проникают в дру­гие коммуны с помощью подкуп­ленной охраны.

Многие жители коммун пре­красно понимают, насколько от­носительно безопасен их хрупкий мирок за забором. Однако отказы­ваться от него не намерены. "Я по­нимаю, что это иллюзия безопас­ности, — признается Кфури. — Но оно того стоит".